«Какие-то гномы ходят»: в деле Шакро всплыли новые видеозаписи

Шaкрo Мoлoдoй при зaдeржaнии. Истoчник: МВД Рoссии

Слeдoвaтeль Виктoр Зaxaрчeнкo пришeл в суд пo прoсьбe прoкурaтуры, дaбы прoяснить всe нeтoчнoсти, oбнaружeнныe зaщитникaми в дoкумeнтax дeлa.

«Тexничeскими oшибкaми» нaзвaл бывший следователь ГСУ и нынешний сотрудник СУ УМВД по ЦАО погрешности, допущенные в тексте. Он также предоставил копию диска – обнаружились видеозаписи, не просмотренные ранее в зале суда.

Следствие ничего не утаило и предоставило защите все необходимые данные, заявил Захарченко.

Адвокаты шумно запротестовали: они, дескать, впервые слышат о диске, и решили посмотреть видеозапись немедленно – в ближайшее несколько часов.

– Откуда у вас диск, если вы не работаете над делом больше? – пытались выяснить адвокаты, их поддержали слушатели.

– Я взял копию из ГСУ. Подлинник в ячейки хранения, – невозмутимо ответил Захарченко.

У Андрея Кочуйкова вопросов к Захарченко не возникло. Зато он выступил с трогательной пламенной речью.

– Виктор Викторович был очевидцем того, как меня подняли из камеры сотрудники ФСБ. И оказывали на меня давление. Виктор Викторович, я вас благодарю за то, что вы не поддержали сотрудника ФСБ в его методах. Защитили мою жену. Ее тоже собирались третировать.

– Я отправил разрешительное письмо для своих детей, чтобы они могли уехать за границу. И вы не могли в течение трех месяцев его отправить? Оно у вас? – прозвучал глухой голос Калашова.

-Я такого не видел, – отрицательно закивал Захарченко. По версии родственников подсудимых, письмо долгое время хранилось на столе следователя.

Тут порывисто встал Эдуард Романов (присутствовал на переговорах в ресторане Elements) и выпалил:

– Где вещи? (Имеются введу те, которые изымаются традиционно правоохранителями при задержании – прим. Авт.).

– Должны находиться в ГСУ, – ответил Захарченко. – Посмотрите в интернете, – добавил он после короткой паузы.

К вечеру адвокаты увлеклись бюрократической волокитой. Они не нашли на некоторых бумагах необходимых подписей.

В перерывах молодые подсудимые, утомленные затянувшимся заседанием, заигрывали с привлекательной участницей процесса и обещали ее украсть после отбытия срока в «местах не столь отдаленных».

В районе 17:00 показали диск видеосъёмки ресторана Elements, предоставленные Захарченко. В объективы камер попала дизайнер и возможная зачинщица конфликта, закончившегося перестрелкой, Фатима Мисикова. Впервые события 15 декабря 2015 года можно было увидеть в цвете. Однако разглядеть происходящее почти никто не смог. Особенно это досадное обстоятельство обеспокоило Андрея Кочуйкова, поскольку ему задавали вопросы прокуроры.

– Какие-то гномы там ходят, – говорит обвиняемый, пытаясь опознать знакомых ему людей.

Группу поддержки Эдуарда Буданцева Итальянец, правда, распознал сразу.

– Не можете найти все видеозаписи, где видно, как Буданцев достал пистолет. И направил мне в грудь. Я надеялся, Захарий Князевич остановил беспредел со стороны людей Буданцева, – вспылил Кочуйков. – Людей, получивших ранение, замылили.

Насилу адвокатам удалось добиться права комментировать видеосъёмку. То есть называть фамилии людей и марки автомобилей, появляющихся в кадре.

Под впечатлением от видеозаписей, один из адвокатов выдвинул конспирологическую версию, по собственному выражению. Якобы, водитель Буданцева специально покинул место преступления, когда адвокат отправился на встречу.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Обсуждение закрыто.